Гони тараканов, Федор!

Кирилл ЕФИМОВ. 1993г.
Статья попалась нам в руки в виде ксерокопии и название журнала установить не удалось. Будем благодарны за информацию на эту тему.

Наш всеми любимый дядя Федор Чистяков в своем последнем и, к сожалению, так и недоделанном альбоме "Полундра" вопил под всхлипы своей разлюли-гармошки:
"Если возникнет серьезный вопрос -
Сходи в магазин и купи "Дихлофос",
Крышку открой и на кнопку нажми,
Едкой струей направляй себе а нос.
Пусть тараканы бегут с чердака -
Что же поделаешь, жизнь нелегка -
Гони их, товарищ! Не дрогнет рука!
Гони тараканов "

"Гони тараканов"

К сожалению, самому Федору прогнать тараканов со своего чердака стоило целого' года свободы: пять месяцев КПЗ, потом - полгода психушки в "Крестах" и теперь - питерская психбольница им. Скворцова-Степанова, именуемая у тамошних завсегдатаев "скворечником". Какие тараканы замучили Федора год назад? Каким образом его на такой долгий срок выбило из и без того уже поредевшего ряда русских рокенрольщиков? Кто виноват во всем случившемся с ним?

Мы провели собственное расследование этой странной истории - и вот что выяснилось...

Для начала приведем выписку из судебного дела дяди Федора.
"Предварительным расследованием установлено: Чистяков Федор Валентинович, будучи невменяемым в связи с заболеванием шизофренией, 8 октября 1992 года около 20 часов после распития спиртных напитков у своей знакомой  Ириной N. по адресу пос. Комарово, рядом с этим домом напал на Ирину, повалил ее на асфальт и заранее приготовленным ножом причинил ей менее тяжкие телесные повреждения в виде резаной раны мочки левого уха, две резаных раны левой боковой поверхности шеи, одну резаную рану передней левой поверхности шеи; пять резаных ран пальцев левой кисти и одну резаную рану правой кисти... Указанные действия Чистякова непосредственно во время их совершения были пресечены соседями Ирины, которые оттащили от нее Чистякова... Учитывая характер причиненных Ирине N. повреждений, их локализацию в области шеи, а также орудие - нож, который был применен в процессе нападения Чистяковым, его действия попадают в признаки деяния, предусмотренные ст.ст.15,103 УК РФ.

Старший следователь Прокуратуры Сестрорецкого р-на С.-Петербурга, юрист 1 класса Безродный С.П."
Прочитав подобный документ, далекий от рока человек рассудит примерно так: садист Чистяков Ф.В. пытался перерезать горло своей чем-то неугодившей ему подруге. Нажрались, дескать, оба, ну и попалась под горячую руку...

Но на самом деле все обстояло совсем не так, и тому есть множество доказательств и свидетельств.

Начнем с того, что в сухих протокольных строчках нет ни слова о том, как Федор покушался на чужую жизнь. А ведь это был настоящий ритуал! Федя незадолго до этого выпросил у своего барабанщика Леши Николаева его нож - он был необычный, то ли узбекский, то ли еще какой - с широким лезвием, узкой наборной ручкой - этим ножом нельзя было колоть, только резать. С криками типа "надо избавить мир от зла!" дядя Федор повалил Ирину и попытался перепилить ей горло. Но, так как, конечно же, убить для него было делом новым, она без особого труда сопротивлялась дяде Федору. Когда же он очутился в милиции, он и там заявил, что "эту ведьму" он обязательно когда-нибудь да и убьет - пусть ему дают срок, но зато Земля освободится от ее черной ауры...

Слушая эти высказывания, судебные крючкотворы приписали его слова действию галлюциногенных грибов, смешанных с алкоголем, и развившейся на почве наркотиков шизофрении. Но не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы легко выяснить: дядя Федор не нападал - он защищал. Себя, своих друзей и вообще - весь мир в целом. Это была самооборона, пусть и психологическая, но самооборона: он чувствовал, что еще немного - и он умрет, как личность, как созидатель, как человек, в конце концов...

И тут мы подходим к главному действующему лицу этой истории: Ирине N. Тридцатилетняя женщина, с несомненным личным обаянием, умная, талантливая (образец ее таланта - обложка пластинки "Не могу кончить" группы "Выход" - прим. Монстра)... Ее приживалки, постоянно живущие у нее в Комарове, называют ее не иначе, как "мамушка Ирушка". Рассказывают, что она переспала с половиной питерской рок-тусовки и что это у нее получается очень замечательно... Короче, из Ирины такой "божий одуванчик" получается. Почему же тогда дядя Федор решился на свой поступок, называя се еще вдобавок "черной ведьмой"? Давайте остановимся на Ирине N. поподробнее, расскажем вкратце историю ее жизни.

Итак, главный виновник сидения Феди Чистякова за решеткой учился в ленинградской спецшколе N 24 с английским уклоном; уже там Ирина сполна' проявила свою не по годам раз- витую экзальтированность и эмансипированность. Сразу после окончания школы она ухитрилась родить двух парней-близнецов и, бросив вскоре мужа, а детей отдав на попечение родителям, принадлежащим к профессорской среде, Ирина пускается во все тяжкие по тусовкам. В первой половине восьмидесятых годов ее часто можно было встретить в "Гаднике" (кафе "Сфинкс", где собиралась питерская "богема", сейчас - закрыто на ремонт). По всей видимости, в этой тусовке она и подцепила себе бывшего звукача "Аквариума" Славу Егорова (сейчас он живет в Канаде), он ей помог влезть в самую гущу рок-тусовки. Тогда же, с помощью Славы, она пристрастилась к наркотикам. Затем был период, когда Ирина - скорее всего, через связи Б.Г. - очутилась в Англии. Там она сделала несколько сюжетов для Севы Новгородцева и пыталась реализовать свой собственный музыкальный проект, но последнее ей не удалось. Ходили слухи о ее тамошнем романе с какой-то английской рок-звездой, но, в конце концов, Ирина снова оказалась в Питере и окончательно зависла на даче своих родителей в престижном поселке Комарово, куда к ней приезжало потусоваться, покурить плану и поесть мухоморчиков множество разных известных и малоизвестных людей... Со временем иринин дом стал настоящим чернушным притоном, дьявольской гостиницей - здесь теряли свое "я", сходили с ума, предавались содомии все те, кто - волей или неволей - оказывались под ее "материнским" крылышком, дьявольским обаянием или в ее содомийной постели...

Вспоминает Митя Шагин ("МИТЬКИ"):

"Слава Богу, я ни разу не был у нее в Комарове... Но я лично слышал, как она при всех хвасталась, что подсадила Башлачева на курение анаши. Не спроста у него перед самоубийством была страшная депрессуха... Я уверен, что без Иры тут не обошлось. За год до истории с Федором у нее в Комарове жили два парня из Перми. Одного я хорошо знал - бард такой по кличке "батька Махно", его фамилия Чичерин. Другого звали Димой. Так вот, Диму нашли у железнодорожного полотна при невыясненных обстоятельствах: то ли он сам бросился под поезд, то ли его случайно сбило. Ясно одно - он был под наркотой, которой он набрался на малине у Ирины. А Чичерин у меня долго жил в мастерской после своей Комаровской жизни - у него, я тому свидетель, жутко съехала крыша после ириных-то грибков... Что касается дяди Федора, то хочу сказать, что он никогда не был злым; ему бы никогда в голову не пришло бы убивать кого-либо. Даже в этом жизнь в Комарове его изменила!"

А вот мнение Светланы Лосевой, менеджера группы "Ноль":

"Эта Ира - человек, который самоутверждается на процветании чужих грехов. Человек ломается, начинает ползать в говнище - а ее это поднимает в собственных глазах. И, чем известнее такой человек, тем больше она от этого тащится. Она, конечно же, как и все такие люди, интересуется черной магией и наверняка в ней неплохо разбирается, но ее сила проявляется в несостоятельности тех, на кого она влияет. Кинчев, к примеру, просек ее чернушность через три дня и сбежал из ее комаровского логова, а Башлачев просто как клизма впитывал в себя ее дерьмо."

Достоевский со своими историями - мальчик по сравнению с тем, что она там у себя говорила и к чему она подводила людей...

Есть известный клип "Ноля" - "Индеец". Когда он снимался, его делали в Комарове, в том числе у Иры на даче. Так басист оттуда просто удрал, не выдержав всей той чернухи - так что в кадре остались невменяемые барабанщик, дядя Федор и... на заднем плане, конечно же, Ира ...

А сейчас, представляете, она ходит по Питеру и демонстрирует всем с гордостью "шрамы от Чистякова".

Свидетельствует адвокат дяди Федора, Игорь Николаевич Хитьков:

"Что касается Ирины N., то она заняла очень жесткую позицию против Федора. На суде, выгораживая себя, она ставила все с ног на голову и валила все на Чистякова. Я понял, что она - очень волевая женщина, под влиянием которой оказался Федор. То есть, не вдаваясь в подробности интимного характера, она заставила его делать такие вещи (и он делал их), даже по отношению к своей Матери, которые он, после некоторого времени, придя в себя, осознал и просто пришел в ужас... Он говорил мне на полном серьезе: "Это - настоящая ведьма! Она воздействует на мой мозг, я не могу собой управлять, от нее надо избавиться как можно скорее! Как только меня выпустят, я сразу же пойду и зарежу ее..."

Я, как его адвокат, пытался объяснить Федору, что он обласкан Богом и поэтому ему нельзя променивать свой талант на борьбу с ведьмами. Ведь он же кричал в первые месяцы нашего общения во время следствия: "Пусть будет открытый суд! Пусть дают десятку, но я все расскажу про нее!" Я ему на это доказывал, что это не те методы борьбы с такими людьми, идти ва-банк совершенно ни к чему. В конце концов, лучше бы песню об этом написать, чем сидеть на зоне из-за какой-то содержательницы притона... В конце концов Федор встал на нашу позицию, и нам удалось склонить суд к решению о помещении Федора в обычную психбольницу. Это было сложно, так как судья очень напрягся, узнав, что Федор - рокер, да еще и мухоморами баловался... Да и по его статье обычно, если и кладут в психбольницу, то в тюремную, со строгим режимом - все-таки покушение на убийство...
Когда я прочел Федору заключение суда, он произнес:"Ну что же, дурка так дурка... У нас вообще страна дурная - дураков кормят лучше, чем на воле, даже сгущенку выдают, я ее дома никогда не ел..."

Думаю, что за этот год организм Федора очистился от всяческих шлаков. Он - парень талантливый, просто так зарыть его талант в психушке вряд ли удастся... Мои нынешние клиенты, с которыми я общаюсь, скажем, в "Крестах", знают, что я вел дело Федора, и обязательно о нем интересуются: "Ну, как там он?". И даже просят передать, что придут к нему на концерт - лет через пять, когда освободятся... Там его уже считают "своим".

Кажется, для Федора эта история закончилась вполне успешно: он смог победить в себе зло, выгнать чуждых его душе тараканов...

Но комаровская ведьма не унимается: налопавшись обожаемых ею галлюциногенных поганок, она спиливает столб электропередачи и тем самым устраивает в Комарово "акустическую революцию", то принимается за моральное, духовное и физическое уничтожение своей новой жертвы... Теперь в ее черные сети попал известный в Питере художник, внук академика Лурье - теперь и из него она вьет веревки.

К сожалению, законом остановить ее чудовищную деятельность не удается: параллельно с делом Федора на Ирину тоже завели уголовное дело как на содержательницу наркотического притона - но странным образом оно почему-то было приостановлено; с нее, как с гуся вода: вот и сейчас, после "акустической революции", ее поначалу отправили в дурдом на Пряжку, но через пару недель выпустили. А надо было бы просто привязать к столбу, как в добрые старые времена, и сжечь на костре. Глядишь, тогда бы мир стал чище и светлее...